Портал городских новостей

Два «Карфагена». Новая администрация США может надорваться, одновременно действуя на внутреннем и внешнеполитическом фронтах

19:35 18 апреля 2017 1372
20 января 2017 года. Президент США Дональд Трамп и первая леди Мелания (слева) Трамп в Вашингтоне

20 января 2017 года. Президент США Дональд Трамп и первая леди Мелания (слева) Трамп в Вашингтоне

Фото: Zuma\TASS

На «западном фронте» без перемен… Наши завышенные ожидания от Дональда Трампа закончились расследованием американскими спецслужбами контактов членов новой администрации США с российским послом и рядом громких отставок в Белом доме. А потом Трамп приказал ударить «Томагавками» по Сирии… Возможна ли в отношениях России и США «перезагрузка» или все опять закончится «перегрузкой»? Об этом — беседа с известным политологом Михаилом Панченко.

Россия и США — мировые державы, обладающие самыми большими и боеспособными военными потенциалами на Земле. После 1945-го наши отношения с Америкой никогда не были дружескими. Но мы с ней никогда в истории друг против друга и не воевали напрямую. Смогут ли два сильных игрока мировой политики договориться сегодня? Чтобы мир на всей планете не рухнул, договариваться мы — обязаны. Главный вопрос: на каких условиях?

РАЗВЕДКА ТИЛЛЕРСОНОМ

Первый визит в Москву госсекретаря США Рекса Тиллерсона должен был прояснить, что начнется теперь: новая холодная война или полноценный диалог? Что вышло в итоге?

— В прошлом году, когда другие пили шампанское, поздравляя друг друга с победой Дональда Трампа на выборах, я говорил, что дух американской гегемонии в нем не менее силен, чем в Хиллари Клинтон. Отличие Трампа лишь в том, что он не является прямым адептом глобального мира транснациональных корпораций, и ради их планов он не станет жертвовать и даже подвергать риску США. Поездку Тиллерсона в Москву, так же как и «охлаждение» российско-американских отношений, следует воспринимать через призму внутренних проблем администрации Трампа. Ее работа оказалась отчасти парализованной. Ни одна из инициатив нового президента не доходит до стадии реализации, увязая где-то на нижних этажах бюрократической машины. Даже с обещанным закрытием спорной программы Obamacare мало что получается. Я уже не говорю о пресловутой стене на границе с Мексикой, на которую, похоже, банально не могут найти денег. Плюс оголтелая медийная кампания обвинений людей из «ближнего круга» нового президента в связях с Россией... Трамп резко взломал логику развития событий, ведущую к утрате им власти даже без импичмента. Он стал более яростным ястребом, чем его критики. До сих пор доподлинно неизвестно, являлись ли события в Идлибе инспирированными или применение одной из сторон конфликта химического оружия — это удачно подвернувшийся повод для нанесения несанкционированных ракетных ударов. Но Трамп продемонстрировал свою способность на деле, а не на словах диктовать свою повестку на мировой арене. Не имеет особого значения даже провал боевого пуска 59 крылатых ракет по авиабазе «Шайрат» с чисто военной точки зрения. Глава Пентагона Джеймс Мэттис сказал, что в итоге было уничтожено 20 процентов боевой авиации Асада. Это утверждение, разумеется, далеко от реальности, но для внутриамериканского потребления вполне годится.

А что Трамп показал всему миру?

— Для него было важно параллельно проверить прочность позиций России и Китая. Тестирование было адресовано не столько Москве, сколько Пекину, и не зря приурочено к визиту главы КНР Си Цзиньпиня в Вашингтон. Демонстрация американской готовности к несанкционированному использованию силы произошла одновременно с передислокацией ударной группировки ВМС США во главе с авианосцем «Карл Винсон» к морским границам Северной Кореи и Китая. То есть китайский лидер оказался перед угрозой нападения на свою территорию, находясь с визитом в государстве — потенциальном агрессоре. И своих целей американцы добились: китайцы во избежание дополнительных поводов для обострения не стали использовать право вето при принятии резолюции Совбеза ООН, легитимизирующей ракетный удар США по Сирии. Россия применила свое право вето в одиночестве. Что важно для нас: «тест» Трампа показал, что позиция Китая не столь прочна, как нам бы того хотелось. Что касается визита в Москву Тиллерсона, то его истинные цели никак не связаны с ультиматумами — это продукт исключительно для собственного электората. Глава Госдепа прилетал для того, чтобы на месте зафиксировать реакцию российского руководства на проявление жесткой линии в поведении американской дипломатии, то есть слушать, а не говорить. У дипломатов это называется подготовкой переговорочной позиции к встрече лидеров двух стран — Путина и Трампа. Кстати, ответ Путина на подобные тестирования: «Скучно, девочки» — блестящ!

ГЛОБАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ

Ваш прогноз: мы с Америкой все-таки можем «сцепиться» в Сирии?

— Ни Россия, ни США не заинтересованы в прямом вооруженном конфликте. В Сирии обе стороны предпочитают действовать через местные группировки.

Чем грозит всему миру и конкретно нам возможный вооруженный конфликт на Корейском полуострове?

— Началом региональной войны с потенциальным использованием оружия массового уничтожения, и, что критически важно, в непосредственной близости от наших границ. Многое зависит от того, насколько грамотно поведет себя Пекин, которому придется сдерживать милитаристские порывы Пхеньяна и одновременно пытаться без потери лица убеждать США в возможности обойтись мирными средствами. В качестве «платы» за предотвращение войны у своих рубежей может потребоваться выход Китая из глобального тандема с Россией. Возможно, нашу дипломатию может ожидать немало разочарований...

Встретившись с главой НАТО Столтенбергом, Трамп внезапно «прозрел»: Североатлантический альянс, оказывается, не «устаревшая организация». Активизирует ли НАТО после «индульгенции» от Трампа свой «дранг нах остен» к границам России?

— Не совсем так. Перефразируя слова Трампа, суть его высказываний на встрече с союзниками по НАТО заключается в следующем. Мы ведь не «устаревшая организация» и способны кроме общих деклараций о трансатлантическом единстве продемонстрировать еще и волю к применению оружия, сказал новый президент США, поэтому давайте исполним свой союзнический долг в Сирии и Ираке. После чего настроение у союзников упало... Европейцев понять можно: американская авантюра с антиигиловской коалицией сильно затянулась, а на дивиденды от нее они вряд ли могут рассчитывать. Для Трампа же стало очевидным: союзники по НАТО не изменили своего отношения к коллективной безопасности и рассчитывать он может только на себя. То есть никакой «индульгенции», так же, как и «похода на восток», в обозримой перспективе не предвидится. У европейцев на это нет силовых ресурсов и нет воли, а у американцев нет желания продолжать оплачивать счета за всех.

Потянут ли теперь в НАТО Украину? И что делать нам, если потянут?

— Такой сценарий я отношу к жанру ненаучной фантастики. К тому же Тиллерсон уже публично задался вопросом, почему американский налогоплательщик должен оплачивать безопасность Украины. Американцам проще — и дешевле! — отказаться от провального с имиджевой точки зрения проекта, чем продолжать его поддерживать. Главный для США театр действий разворачивается на азиатско-тихоокеанском, а не на европейском направлении.

КОМАНДА НА ВЫЛЕТ

Новую американскую администрацию сотрясают скандал за скандалом. Один за другим из нее вылетают советники, пресса упрекает в лоббизме дочь и зятя президента… А официальный «говорун» Белого дома Шон Спайсер вообще показал себя полным идиотом, разразившись словесным поносом о газе, Гитлере, Асаде и холокосте. Такое впечатление, что людей в свою команду Трамп набирал по объявлениям в интернете. Работоспособна ли нынешняя администрация США?

— Начнем с главного — по большому счету команды у Трампа пока не существует. Например, известно, что в Госдепе просто отсутствует среднее звено, поэтому он работает по инерции на нижних этажах. Не лучше ситуация в Пентагоне и спецслужбах, где есть противоборствующие лагеря и корпоративные интриги. Цельного бюрократического механизма, единой вертикали власти в США сейчас нет. Есть у меня подозрение, что Трамп, ввязываясь в президентскую гонку, даже и не представлял себе, насколько эти «конюшни» являются «авгиевыми»…

Может, тогда американцам просто не мешать? Сами себя в тупик заведут?

— Нельзя недооценивать политическую ситуацию в США после избрания Трампа: коллапс управления, нарастание долговой проблемы и сепаратизма штатов, обострение социальных и расовых проблем. И главное — отсутствие внутриэлитного консенсуса. Трамп получил президентский пост, но не получил власть над страной. Без сомнения, ракетным ударом по Сирии он провел успешный маневр в диалоге с внутренними оппонентами, но эффект от него испарится уже скоро и вновь потребуются подтверждения глобального лидерства США — больше экстрима, больше жертв, больше крови и насилия. Поэтому, как я всегда заявлял, нам необходимо активно заниматься мирной «парковкой» гегемона, нужно проектировать и направлять сужение удельного веса США в мире. Трамп — это сложный, неоднозначный визави на переговорах по будущему мироустройству для России, Китая, европейских союзников по НАТО — всех. Но лучше иметь дело с ним, чем с теми, кто проиграл на президентских выборах в США.

Может ли Латинская Америка стать таким же постоянным раздражителем для США, как нынешняя Украина для России?

— Да. В Никарагуа, Сальвадоре, Мексике, на Кубе реально ненавидят США — «большой брат» много и долго вредил этим странам. Меня удивляет низкая активность наших усилий в этом направлении, ведь оппонентский потенциал соседних с США государств огромен. России необходимо налаживать еще больше взаимодействия с латиноамериканскими политиками, проводить там военные учения и специальные операции. Хотим мы того или нет, но Россия вынуждена действовать в парадигме «Карфаген должен быть разрушен» или хотя бы «значительно ослаблен». И здесь все средства хороши.

ЗАДАЧИ РОССИИ

В чем интересы РФ и США диаметрально противоположны?

— В представлениях о будущем мироустройстве, в системе ценностных координат — это то, о чем с Трампом нам договориться будет крайне сложно. Он не откажется от американской глобальной гегемонии, какие бы усилия мы ни предпринимали в продвижении модели полицентричного мироустройства и синергии наций. Американская исключительность — это основа мировоззрения граждан США, отказ от которой ведет к утрате социальных ориентиров, аналогичной депрессии российского общества в 1990-е годы. Трамп за эту «исключительность» будет держаться до последнего.

Может, стоит сейчас поддержать врагов Трампа? Вот наш надежный и испытанный враг сенатор Джон Маккейн заявил о частичной вине Белого дома в химической атаке в сирийском Идлибе. В Америке с одной стороны рейтинг Трампа поднялся, с другой — идут организованные демократами антивоенные митинги. Как говорилось в «Кавказской пленнице»: «Тот, кто нам мешает, тот нам поможет»?

— Феномен Маккейна характеризуется глубоко травмированным состоянием. Ему нужно как минимум наблюдаться у психолога. Его стресс — состояние, которое он перенес во время войны, — затянулся, стал смешон и контрпродуктивен. Но любое внутреннее противоречие в стане оппонента нужно подпитывать. Но надо понимать, что критическими точками уязвимости США являются никак не президент или их истеблишмент, народ или столица, армия или инфраструктура. Предметом наших неустанных «забот» должны стать их валюта, рынки капиталов, система распределения минеральных и энергетических ресурсов, финансовые, рейтинговые, аудиторские практики и сама фанатичная «адамсмитовская» вера в бесконечное создание, а в нашем понимании отчуждение стоимости. Это наши главные задачи. А основными собственными проблемами для нас являются наши пассионарная пассивность, реактивность действий, чрезмерная толерантность. Мы обязаны перейти в состояние проекции и контроля внешней среды, иначе будем обречены еще долго разгребать завалы, создаваемые для нас Западом, в первую очередь — Америкой.

В чем должна проявиться наша пассионарность?

— Свой мир и мир для всей планеты надо отстаивать через конфликты, противостояние и даже насилие. Это как в педагогике — всем импонируют воспитанные, образованные, целеустремленные дети, но не все в состоянии понять и не всем хочется знать, как этого достигают родители и педагоги. Америка — исторически молодое государство, воинственная нация. Нужно «помогать» ее воспитывать — «кнутом и пряником», примером и советом.

Жестко вы. А компромисс возможен?

— Пока компромисс — это методическая, несгибаемая российская позиция по коллективной безопасности и пересмотру принципов и механизмов распределения мировых ресурсов.

Что нам нужно сделать в собственной стране?

— В первую очередь разрушить «внутренний Карфаген». В России необходимо провести реформы, чтобы выдавить все отжившее в сфере государственного управления, в том числе — в экономике. Требуется серьезная чистка чиновничьего аппарата. Назрело это. Никто в быстро меняющемся мире ждать, пока мы в своей стране разберемся, не будет. Просто поделят между собой нашу часть влияния и заменят наши взгляды на мировой порядок на свои, нам чуждые. Россия сейчас просто обязана сделать новый рывок вперед. Как ни сложно все в сегодняшнем мире, но есть у нас большая вероятность поймать счастливый исторический шанс.

ПРОЧИТАНО В...

The New York Times (США)

«Даже несмотря на непредсказуемость президентства г-на Трампа, его резкий разворот от симпатии к конфронтации шокировал Вашингтон. Перспективы налаживания отношений между Америкой и Россией уже были довольно смутными, в связи с вмешательством Кремля в ход президентских выборов в США, однако разрядка, которую не так давно обещал г-н Трамп, внезапно переросла в новый виток холодной войны.…В ближайшие несколько месяцев отношения между Россией и Америкой могут быть весьма взрывоопасными, учитывая импульсивные реакции президента, не обладающего опытом ведения внешней политики, и зачастую резкие реакции российского лидера…»

Wilson Center (США)

«Для России главная ценность Латинской Америки и стран Карибского бассейна заключается в их географической близости к США. По мнению Кремля, это «ближнее зарубежье» Вашингтона.Москва считает, что ее собственное ближнее зарубежье, к которому она относит территорию бывшего Советского Союза, — это тот регион, где все прочие государства должны считаться с ее интересами. Кроме того, российское правительство полагает, что Соединенные Штаты настойчиво игнорируют интересы России и по этой причине она в ответ должна наращивать свое присутствие в Латинской Америке… У России сегодня устойчивые отношения со всеми странами Западного полушария».

ЕСТЬ ЛИ ВЫХОД ИЗ ТУПИКА?

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что говорить о каком-либо сдвиге в отношениях между Россией и Соединенными Штатами после встречи главы государства Владимира Путина с государственным секретарем США Рексом Тиллерсоном пока рано. По словам Пескова, общение прошло достаточно конструктивно.

«Президент весьма подробно изложил собеседнику свое видение причин, которые привели наши двусторонние отношения к тому печальному положению, в котором мы сейчас находимся», — заявил пресс-секретарь.

Также Песков подчеркнул, что в Кремле надеются на то, что анализ ситуации Путиным будет доведен до президента США Дональда Трампа и ему дадут понять, почему за предыдущие несколько лет отношения между нашими странами были заведены в тупик.

СПРАВКА

Михаил Панченко — известный российский политолог. Окончил Хабаровский государственный университет, дипломатическую школу университета Джорджтаун (США), магистратуру (финансы) университета Пеппердайн (США), аспирантуру Дипломатической академии МИД Российской Федерации. Автор монографий и десятков статей по проблемам геополитики и баланса сил в международных отношениях.

Новости СМИ2

Загрузка формы комментариев

Новости Финам

Новости партнеров